Aftenposten: Разве Эрдоган сможет проиграть?

 

Cудебные иски, насилие и кандидаты в тюрьме. Вот шесть доказательств того, что турецкие выборы — нечто совершенно особенное

Тур Андреассен (Tor Arne Andreassen)

Вот шесть причин, делающих выборы в Турции совершенно особенными. Но может ли Эрдоган проиграть?

Одного из кандидатов в президенты обвиняют в терроризме, он сидит в тюрьме. Против другого подан иск в связи с оскорблением президента. Сам президент отказывается участвовать в (предвыборных) дебатах. Вот то, что вам стоит прочитать, если вы хотите лучше разобраться в президентских и парламентских выборах в Турции 24 июня.

1. За делами об оскорблении чести и достоинства дело не станет

Следует хорошенько следить за всеми новостями о том, кто кого из политиков обвиняет в оскорблении чести и достоинства.

Президент Реджеп Тайип Эрдоган — ветеран игры. В ходе этой предвыборной кампании он подал иск на самого своего жесткого конкурента Мухаррема Индже из Республиканской народной партии CHP и потребовал почти 200 тысяч крон в качестве компенсации. Иск появился после того, как Индже стал утверждать, что Эрдоган ездил в Пенсильванию в США на встречу с Фетхуллахом Гюленом, якобы являющимся «мозгом» попытки переворота в 2016 году.

Когда Эрдоган позднее в ходе избирательной кампании обвинил Индже в том, что тот получает инструкции от Гюлена в ходе избирательной борьбы, Индже ответил подачей иска против Эрдогана.

Факты: Выборы в Турции в 2018 году

24 июня туркам предстоит избрать новый парламент и нового президента.

Если никто из кандидатов не наберет более 50% голосов, два кандидата, получившие наибольшее количество голосов, продолжат участие во втором туре, который состоится 8 июля.

Изменения конституции, получившие на прошлогоднем референдуме одобрение большинства, наделяют президента еще большей властью.

Вот шесть кандидатов в президенты:

Реджеп Тайип Эрдоган от умеренно исламистской правоцентристской Партии справедливости и развития (AKP).

Мухаррем Индже из светской левоцентристской Республиканской народной партии (CHP).

Мерал Акшенер из новоиспеченной Хорошей партии.

Селахаттин Демирташ от прокурдской и левой Народной демократической партии (HDP).

Темель Карамоллаоглу от консервативной исламистской партии Saadet (Партии добродетели).

Догу Перинчек от левой, но националистической партии Vatan (Патриотической партии).

2. Угрозы покушений и насилие — дело обычное

Сообщение об угрозах и нападениях с применением насилия поступают практически ежедневно. Хуже всего было тогда, когда один местный политик из Партии справедливости и развития решил посетить город Сурук на юге Турции, на самой границе с Сирией.

Он планировал пообщаться с местными бизнесменами, но перепалка с владельцами магазинов привела к столкновению со смертельным исходом. Погибли три человека, включая старшего брата политика. Еще девять человек пострадали.

Самой уязвимой, впрочем, является левая и прокурдская Народная демократическая партия. Когда до начала избирательной кампании оставалось две недели, она выступила с сообщением о том, что на членов партии нападали 57 раз, а 208 членов партии арестованы.

Негативную реакцию вызвало выступление Эрдогана на съезде партии, когда он попросил ее членов «держать избирателей под пристальным контролем», чтобы помешать Народной демократической партии преодолеть избирательный барьер в 10%. Видео с этим заявлением стало фаворитом интернета.

3. Один из кандидатов в президенты сидит в тюрьме

Харизматичному Селахаттину Демирташу в 2015 году удалось сделать так, что Народная демократическая партия преодолела невероятно высокий барьер в 10%, установленный в Турции. Это означало, что партия оказалась представленной в парламенте довольно сильной фракцией.

Народная демократическая партия обвиняется в том, что она связана с Курдской рабочей партией, на которую повесили ярлык террористической, что сама партия отрицает. Лидер партии Демирташ был лишен своей парламентской неприкосновенности и арестован в ноябре 2016 года по подозрению в терроризме и оскорблении Эрдогана.

Тем не менее, он является кандидатом от Народной демократической партии и ведет избирательную кампанию из тюремной камеры. Он часто шутит по поводу того, что единственное вспомогательное техническое средство, которое есть у него в камере, это маленький чайник.

4. Дебаты между лидерами партий на телевидении отсутствуют

В западных демократиях для политиков важно произвести хорошее впечатление на телевидении и успешно участвовать в теледебатах. О последнем турецкие кандидаты в президенты могут не беспокоиться.

Дело в том, что дебатов между кандидатами нет. Один из крупнейших телеканалов планировал трансляцию дебатов в ходе избирательной кампании этого года, но президент Эрдоган сказал «нет». И программу отменили.

Вместо этого политики активно ругают своих противников перед своими полными энтузиазма сторонниками. И отвечают на оскорбления в Твиттере. Или через своих адвокатов (см. пункт 1).

5. Президент Эрдоган — всегда новость. В отличие от соперников

Пока президент Реджеп Тайип Эрдоган в ходе избирательной кампании провел 14 больших предвыборных встреч. Телеканалы освещали в прямом эфире каждую минуту, что Эрдоган находился на сцене.

Мухаррем Индже — вероятно, его самый сильный соперник — принял участие более чем в 80 встречах с избирателями. Но его предвыборные встречи регулярно освещают лишь несколько телеканалов. Большинство телеканалов его полностью игнорируют.

6. Выборы влекут за собой не только обещания, но и подарки

Партия справедливости и развития, бесспорно, является самой популярной у турецких бедняков. Те, кто критикует партию, считают, что партия обеспечила себе поддержку, раздавая бедным подарки накануне каждых выборов, например, бесплатный уголь.

В течение 2015 года парламентские выборы в Турции проводились дважды.

«Зимой 2015-2016 года воздух в Стамбуле был просто чудовищный из-за загрязнения, связанного с низким качеством угля», — говорит журналист Гюркан Озтуран (Gürkan Özturan).

О чем говорят опросы общественного мнения:

Президентские выборы

По данным опросов общественного мнения, нынешний президент Реджеп Тайип Эрдоган — явный фаворит. Он вновь победит, как и на всех выборах за последние 15 лет. По данным некоторых опросов, он получит более 50% уже в первом туре выборов.

Впрочем, наиболее вероятно, что второй тур выборов 8 июля все-таки состоится.

«Шансов на то, что Эрдогану удастся набрать 50% голосов уже в первом туре, очень мало», — считает журналист Гюркан Озтуран.

Тот, кто близок к тому, чтобы стать вторым — харизматичный лидер Республиканской народной партии Мухаррем Индже. Он происходит из религиозной консервативной семьи и регулярно молится. Так он еще и апеллирует к более религиозным избирателям. Вопрос заключается в том, может ли быть второй тур, и если да, то удастся ли Индже обеспечить себе поддержку расколотой оппозиции.

Мерал Акшенер выдвинула себя в кандидаты в президенты еще до того, как было решено проводить выборы 24 июня. Она — кандидат от националистической партии, поддерживающей Эрдогана, но в прошлом году основала собственную партию, Хорошую партию. Впрочем, популярность ее, по данным опросов общественного мнения, снижается, и ей придется очень сильно постараться, чтобы стать президентом.

Парламентские выборы

Правительственная Партия справедливости и развития добилась успеха благодаря своей умеренной исламистской политике — правее от центра. Несмотря на высокий уровень инфляции и ненадежный курс лиры, у этой партии вновь есть шанс стать самой большой из представленных в парламенте партий.

Крупнейшей оппозиционной партии — Республиканской народной партии — никогда не удавалось получить больше 30% голосов, и ничто не предвещает, что на этот раз будет иначе.

Прокурдская и левая Народная демократическая партия вновь будет бороться за то, чтобы преодолеть 10% барьер.

Националистическая Хорошая партия также рассчитывает набрать больше 10% голосов и таким образом создать солидную фракцию в национальном собрании.

 

Aftenposten, Норвегия  https://inosmi.ru/politic/20180619/242532409.html

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*